Понедельник, 11 Июль 2016 19:30

Крестный ход «Балашов-Саратов-Балаково-Вавилов дол» 2016. День двадцать шестой

11 июля 2016 года.с.Малоперекопное – с.Сулак

В этот день в наш лагерь приехало телевидение: оператор и журналист из Покровской епархии. Поэтому – хотя и нельзя сказать наверняка – некоторые из нас оделись на утреннюю службу в самое чистое. Кто-то нарочно старался попасть в объектив, но большинство, как могли, скрывались от телекамеры. И если кому-то улизнуть все же удалось, то клирос был предупрежден и укрыться в полном составе от интервью не смог.

Оставалось надеяться, что никто не нес в объектив какую-нибудь восторженную чушь и не представился телезрителю великим странником и подвижником.

А странники среди нас встречаются. Не так давно, в Малой Быковке, к нам присоединился Георгий – человек, который в течение года ходит самыми различными крестными ходами по России и другим странам. Так он не раз побывал на Великорецком, Иринарховском, Оранском и других ходах. Мне немного удалось поговорить с ним в течение первого перехода о впечатлении от нашего крестного хода. И, по его словам, организация нашего хода во многом удобнее, чем в других. Впрочем, в ходах более многочисленных устроить такую чёткую организацию гораздо труднее.

В первый час этого дня крестный ход шел почти той же дорогой, что и накануне. Дело в том, что с отменой лодочной переправы в Малоперекопном вот уже третий год мы идем на Сулак через Перекопную Луку, и поэтому несколько километров как будто бы возвращаемся назад. И путь этого дня удлинился по сравнению с привычным неспешным переходом по лугам за Иргизом, но не намного. В итоге, после пути под жарким июльским солнцем к половине второго мы уже были в Сулаке. Перейдя по мосту над плотиной Иргиз и пройдя улицами села, крестный ход прибыл в Казанский храм. А в два часа уже было вечернее богослужение. Конечно, немного странно в третьем часу, в самый солнцепек, слышать на службе вечерние песнопения «Прише́дше на за́пад со́лнца, ви́девше свет вече́рний», но иначе нельзя: все ж удерут на Иргиз, и к привычным четырем часам никого на службе не дождешься.

А служба была хорошая. Казанский храм Сулака любим многими крестоходцами, он маленький и уютный. Низкие потолки, прохладные крашеные полы и печка-голландка возле входа в алтарь. Конечно, всех молящихся храм вместить не может, и большинство слушало службу в открытые окна.

А после – Иргиз. На маленьком пляже – множество народа: кто плещется в прохладной воде, кто усердно намыливает голову, а на берегу стоят тазики и ведра с отмокающим бельем. Отдых, в общем, получился на славу.